Место и роль ввс сша в современных войнах и вооруженных конфликтах

Обновлено: 21.06.2024

АННОТАЦИЯ. Анализируется зарубежный и отечественный опыт боевого применения вертолетов армейской авиации в войнах и вооруженных конфликтах при нанесении ударов по наземным целям, организации и всестороннего обеспечения их действий совместно со штурмовой авиацией и наземными войсками в составе тактических групп.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: вертолеты огневой поддержки, группа боевого управления, передовой авианаводчик, целеуказание и наведение, вертолетно-самолетная группа.

SUMMARY. Foreign and domestic experience of combat use of army aviation helicopters in wars and armed conflicts to improve effectiveness of attacks against ground targets, organisation and comprehensive support of their actions together with attack aircraft and ground forces wirthin tactical groups.

KEYWORDS: fire support helicopters, group of combat control, forward air controller, target designation and guidance, helicopter-airplane group.

В ПОСЛЕДНИЕ десятилетия в мире произошло достаточно большое количество локальных войн и вооруженных конфликтов с применением армейской авиации, действовавшей в интересах общевойсковых соединений Сухопутных войск. Это, в частности, боевые действия ВВС США во Вьетнаме (1965—1973), арабо-израильские войны (1967 и 1973), боевые действия многонациональных сил в Ираке (операции «Буря в пустыне» и «Свобода в Ираке»), боевые действия 40­й армии в Демократической Республике Афганистан, контртеррористическая операция на Северном Кавказе и др.

Особенно широко вертолеты огневой поддержки стали применяться американцами в аэромобильных операциях в Южном Вьетнаме для обеспечения высадки карательных отрядов, поддержки их действий на земле и прикрытия отхода после завершения операции.

В арабо-израильских войнах вертолеты успешно действовали в качестве противотанкового резерва для борьбы с танками арабских государств. Так, 14 октября 1973 года 18 израильских боевых вертолетов уничтожили половину танков египетской бригады, наступавшей к перевалу Митла.

Опыт применения армейской авиации войсками США в войне с Ираком также подтвердил существующие взгляды о том, что вертолеты являются мощным средством борьбы с танками. Например, в ходе первого этапа воздушной наступательной операции 17 января 1991 года вертолетной тактической группой из состава 11­й бригады армейской авиации 7­го армейского корпуса США был нанесен удар по танковым подразделениям иракских войск, занимавшим подготовленную оборону в непосредственной близости от саудовско-кувейтской границы. Эта группа в составе 14 противотанковых вертолетов АН­64А и 10 разведывательных вертолетов ОН­58D, скрытно преодолев рубеж госграницы и выйдя к одному из промежутков в боевых порядках противника, осуществила серию пусков ПТУР «Хеллфайр» с дальности 3–4 км. В результате удара 10 бронеобъектов были уничтожены и 8 получили повреждения. 11 февраля 1991 года группа в составе 16 противотанковых и 8 разведывательных вертолетов нанесла внезапный удар по танковым и мотопехотным подразделениям иракской бригады, совершавшим смену районов обороны. В этом бою было уничтожено около 40 танков, БМП и БТР.

Анализ опыта боевых действий войск показывает, что армейская авиация практически все огневые (авиационная поддержка), транспортно-десантные и специальные задачи решала в интересах соединений и частей Сухопутных войск. Так, при ведении советскими войсками наступательных действий против крупных бандформирований в Афганистане авиационная поддержка, как правило, являлась составной частью огневого поражения противника и включала авиационную подготовку атаки, авиационную поддержку атаки и авиационное сопровождение войск в глубине.

Авиационная подготовка атаки проводилась по совместным планам штаба 40­й армии и авиации армии, а вторая и третья части авиационного поражения — по планам соединений и частей. В ходе авиационной подготовки атаки удары наносились по заранее заданным целям в назначенное время как одновременно, так и последовательно.

В ходе авиационной поддержки атаки наряду с данными способами боевых действий применялись также и удары по вызову из положения дежурства на аэродроме в 5—15­минутной готовности и из зон дежурства в воздухе.

Авиационное сопровождение войск осуществлялось преимущественно ударами из зон дежурства в воздухе или с аэродромов базирования.

При действиях по заранее заданным целям авиационные части и органы управления располагали необходимым временем для тщательной подготовки экипажей и вертолетов к нанесению ударов после получения боевых задач. Выбирались оптимальные средства поражения для конкретных целей, боевая зарядка, определялись необходимый наряд вертолетов в ударной группе, способ нанесения удара по цели, наивыгоднейшие направление и высота выхода на цель, маневрирование в районе цели и другие важные элементы тактических приемов. Определялся и необходимый состав обеспечивающих групп. Ударная группа и группа обеспечения применяли различные боевые порядки на маршруте полета и в районе цели в зависимости от условий боевых действий и складывающейся тактической обстановки.

При действиях по вызову подразделения армейской авиации информировались только о наиболее вероятном районе нанесения удара и характере цели. В этом случае ударные группы в составе пары или звена вертолетов действовали без групп обеспечения. Взлет дежурные подразделения выполняли по команде с пункта управления. Во время дежурства в воздухе вертолеты находились в зонах в пределах досягаемости управления авианаводчиком. Команда на атаку подавалась с группы боевого управления или авианаводчиком с одновременным целеуказанием. Авианаводчик осуществлял корректирование траектории наведения вертолетов до момента обнаружения ведущим группы заданной цели.

При выполнении боевых задач основные усилия армейской авиации были направлены на поражение артиллерии, бронированной и автотранспортной техники, обеспечение пролета тактических воздушных десантов и их боевых действий, а также на сопровождение подразделений транспортно-десантных вертолетов, прикрытие флангов и тыла своих войск.

К специальным задачам армейской авиации относились: минирование и разминирование участков местности с воздуха, обеспечение управления и связи, корректирование огня артиллерии, радиоэлектронное противодействие, охрана тыловых районов войск, поисково-спасательное обеспечение.

Армейская авиация многонациональных сил США и их союзников в локальных войнах при авиационной поддержке соединений сухопутных войск в наступлении применяла следующую тактику. Разведывательные вертолеты располагались перед фронтом главных сил или в зонах за пределами досягаемости средств ПВО противника в режиме зависания или барражирования, используя естественные укрытия. Они выявляли важные объекты для поражения ударными группами. Решение на ввод в бой ударных вертолетов принималось соответствующим командиром соединения или части сухопутных войск. Целеуказание и наведение выполняли разведывательные вертолеты или передовые авианаводчики. Для максимально эффективного поражения противника в короткое время наносился одновременный удар несколькими группами вертолетов. Если же требовалось непрерывное воздействие на противника, то наносились последовательные удары с соблюдением правила одной трети (1/3 сил атакует, 1/3 находится на маршруте, 1/3 — на площадке для дозаправки топливом и пополнения боекомплекта).

В обороне разведывательные вертолеты располагались в полосе обеспечения или в основном районе обороны соединения по всей его ширине. Подразделения ударных вертолетов базировались на площадках основного района обороны в готовности к вводу в бой. Их предусматривалось применять на наиболее угрожаемых направлениях.

Военное командование коалиционных сил считало, что в период боевых действий наиболее успешно подразделения вертолетов могут действовать в качестве составного компонента тактических групп(общевойсковых, вертолетных или вертолетно-самолетных) или же придаваться бригадам (батальонам), что позволит в результате взаимного дополнения использовать их потенциальные возможности более эффективно.

Например, типовая бригадная тактическая группа может состоять из смешанной (механизированной) бригады, противотанкового вертолетного батальона и других подразделений. Батальонная тактическая группа — из смешанного (мотострелкового) батальона, мотопехотной (танковой) и противотанковой вертолетной рот. При этом подчеркивалось, что максимальная боевая эффективность достигается при использовании вертолетных подразделений, особенно вертолетов огневой поддержки, побатальонно. Наименьшей организационной единицей армейской авиации, которая может вводиться в состав общевойсковой тактической группы или придаваться формированиям других родов войск, является вертолетная рота.

Противотанковые вертолетные роты батальона действовали, как правило, в качестве вертолетных тактических групп. Такая группа (три разведывательных и пять вертолетов огневой поддержки) может решать поставленные задачи в полном составе или подразделяться на две группы (один-два разведывательных вертолета и два-три – огневой поддержки в каждой). В последнем случае обеспечивается возможность согласованно наносить внезапные удары по цели с двух направлений. Кроме того, одновременные действия двух-трех подгрупп на огневом рубеже могут обеспечить ведение сосредоточенного противотанкового огня на большой площади и нанесение значительного поражения противнику в короткий промежуток времени.

Особенности боевого применения подразделений армейской авиации в составе вертолетно-самолетных групп сводились к следующему:разведывательные вертолеты уточняют объекты ударов, после чего вертолеты огневой поддержки во взаимодействии с полевой артиллерией уничтожают вскрытые средства ПВО противника, а затем группа штурмовиков А­10А наносит удары по определенным целям. Повторная атака вертолетов огневой поддержки проводится для полного выполнения боевой задачи. По расчетам военных специалистов, эффективность совместных действий таких групп возрастает в 2–3 раза, а потери вертолетов и самолетов уменьшаются вдвое.

Объединенные группы самолетов-штурмовиков и вертолетов действовали также при ведении боевых действий в Афганистане и в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе. Они наносили удары по важным групповым, заранее разведанным объектам при их сильном прикрытии средствами ПВО. В состав объединенной группы включались разведывательные вертолеты, ударные вертолеты и самолеты-штурмовики. Количественный состав каждой группы определялся в зависимости от характера цели и обстановки. Порядок применения этих групп и последовательность их ввода в бой были самыми разнообразными, в зависимости от различных факторов. Применению таких групп предшествовала разработка детального плана действий и взаимодействия с участием представителей от подразделений армейской авиации, самолетов-штурмовиков и группы боевого управления.

Первыми в район объекта обычно выходили разведывательные вертолеты, которые уточняли местонахождение объектов удара, расположение средств ПВО и метеообстановку. С временным интервалом 5—7 минут за ними следовала группа подавления средств ПВО. В ней могли быть или штурмовики, или ударные вертолеты, или и те и другие. Ударная группа входила в район цели с интервалом 2—5 минут, в ней могли быть ударные вертолеты, а затем штурмовики или наоборот. Во время нанесения удара группа подавления ПВО находилась в районе объекта в готовности поражать вновь обнаруженные средства ПВО.

Основное содержание того или иного способа разгрома (уничтожения) противника, избранного каждой из противоборствующих сторон в современных войнах и вооруженных конфликтах, определяется выбором соответствующей стратегии и тактики действий в зависимости от условий боевых действий. Так, диверсионно-террористический характер боевых действий в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе говорит об отказе одной из сторон от классической стратегии наступательных или оборонительных действий в форме операций, сражений или даже боев и использовании стратегии изнурения противника ведением особого вида боевых действий (специальных действий) в присущих им формах.

Физико-географические условия района боевых действий также накладывали свой отпечаток на характер и тактику действий армейской авиации. Так, ведение боевых действий в горах требовало применения воздушных десантов, высадки разведывательных групп и различных групп специального назначения. При выполнении этих задач резко возрастали потребности войск в авиации для огневой поддержки, воздушной разведки, обеспечения маневра силами и средствами, снабжения всем необходимым войсковых и специальных подразделений, действующих в труднодоступных районах. Такой своеобразный характер боевых действий требовал более тесного взаимодействия подразделений Сухопутных войск и авиации. Особенно это было необходимо, когда объекты поражения армейской авиации максимально приближались к атакующим подразделениям и возникала необходимость максимально сокращать временной интервал между артиллерийскими и авиационными ударами. При этом особое значение приобретало обеспечение взаимного опознавания и безопасности, а также точность целеуказания ударным самолетам и вертолетам.

Как показывает опыт, наиболее успешно данные проблемы решались в тех подразделениях и частях, где имелись авианаводчики. Они в значительной степени способствовали взаимопониманию между командирами общевойсковых подразделений и экипажами ударных самолетов и вертолетов.

Ведущее место в системе управления армейской авиацией занимало тактическое звено управления, уровень подготовки и технической оснащенности которого определял в целом устойчивость и непрерывность управления, а также эффективность действий армейской авиации.

Анализ боевых действий армейской авиации в интересах Сухопутных войск по опыту локальных войн и вооруженных конфликтов позволяет сделать следующие выводы.

Первое. Для решения задач в интересах Сухопутных войск привлекались достаточно большие силы как фронтовой, так и армейской авиации. При этом армейская авиация в основном задействовалась для решения огневых (авиационной поддержки наземных подразделений), транспортно-десантных и специальных задач.

Второе. В ходе боевых действий применялись как одновременные, так и последовательные удары по заранее заданным целям в назначенное время, удары по вызову из положения дежурства на аэродроме в 5—15­минутной готовности и из зон дежурства в воздухе.

Третье. Боевой порядок подразделений армейской авиации при нанесении ударов по наземным целям выбирался в зависимости от тактической обстановки, состава своих сил, противника и мог включать группы различного тактического назначения: доразведки целей, подавления средств ПВО, ударную группу, группу прикрытия и др. Для нанесения ударов по важным групповым, заранее разведанным объектам, прикрытым средствами ПВО, применялись объединенные группы штурмовиков и вертолетов, состоящие из разведывательных и ударных вертолетов и самолетов-штурмовиков.

Четвертое. По мнению американского командования, на период боевых действий вертолетные подразделения целесообразно включать в состав общевойсковых тактических групп. Считается, что в результате взаимного дополнения их потенциальные возможности будут использоваться наиболее эффективно. При этом типовая бригадная тактическая группа может состоять из смешанной (механизированной) бригады, противотанкового вертолетного батальона и других подразделений. Батальонная тактическая группа — из смешанного (мотострелкового) батальона, мотопехотной (танковой) и противотанковой вертолетной рот.

Пятое. Вертолеты выполняли практически все боевые задачи, указанные в Боевом уставе армейской авиации, применяя в полном объеме присущие им способы боевых действий. Полет к цели, поиск и обнаружение ее осуществлялись на малых и предельно малых высотах. Боевой порядок и состав групп назначался в зависимости от боевой задачи, необходимой степени поражения цели, тактической обстановки и метеоусловий. По мере совершенствования авиационной техники все чаще боевые вертолеты применялись совместно с разведывательными, что повышало эффективность выполнения боевых задач.

Шестое. Принципиально новым в современных вооруженных конфликтах стало массовое применение высокоточного оружия, что предъявило повышенные требования к уровню подготовки летного состава. С появлением бортовых радиолокационных станций и тепловизионных приемников вертолеты стали все чаще выполнять боевые задачи ночью, что позволило увеличивать общее время воздействия на противника, а также достигать внезапности действий.

Седьмое. Ведущее место в системе управления армейской авиации занимает тактическое звено, уровень подготовки и технической оснащенности которого определяли устойчивость и непрерывность управления, а также эффективность действий подразделений армейской авиации в целом. Принятие на вооружение бортовой автоматизированной системы соединит пункт управления авианаводчика, группу боевого управления и вертолет в единую поисково-ударную систему.

Таким образом, в ходе локальных войн и вооруженных конфликтов последних десятилетий накоплен богатейший зарубежный и отечественный опыт боевого применения армейской авиации. Он является основой для определения направлений дальнейшего развития вертолетной техники и вооружения, совершенствования основ боевого применения и тактики действий вертолетных подразделений.

От Кабульского королевства до марксизма и демократии

“Забудьте об истории, нам просто нужно создать институты наподобие наших и контролировать каждый шаг афганского режима”, - объясняет Кац образ мыслей в Вашингтоне.

“Они пытались установить марксизм, разумеется, они были обречены на провал. А вот мы - мы гораздо лучше”, - пародирует политиков Кац с горькой усмешкой.

Эксперт считает, что полная зависимость поддержанной американцами власти лишала их поддержки афганцев, а разница между номинальной идеологией просоветского и проамериканского правительств не играла важной роли в их судьбе.

Подпись к фото,

Американские лидеры, как и советские до них, не понимали афганское общество и его культуру, говорят эксперты

Он цитирует книгу “Рассказ о Кабульском королевстве”, написанную первым британским послом при кабульском дворе Маунтстюартом Эльфинстоном. Эльфинстон описывает общество, в котором все воюют со всеми, и единственное, что их может объединить, - борьба с иностранным захватчиком.

За прошедшее с тех пор время Британская империя, СССР и США по очереди проигнорировали этот факт: если афганцы готовы бороться против чего-то, то это против иностранной оккупации.

“Американцам очень сложно думать о себе как об оккупационной силе: “Нет-нет, мы там, чтобы делать хорошие вещи, делать правильные вещи, и люди должны приветствовать это. А если нет - что с ними не так?” - иронизирует Кац.

Победа в городах, поражение в деревнях

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Зависимость от иностранцев делала власти в Кабуле непопулярными

Джонсон считает, что одним из ключевых провалов как советской, так и американской кампаний, был тот факт, что 75% афганцев живут в сельской местности, однако США, как и советские войска до них, в первую очередь брали под контроль города и игнорировали деревни. Он называет эту стратегию городоцентричной (city-centric).

Американский контингент создавал “передовые оперативные базы” (FOB) возле крупных поселений, часто в тех же местах, где стояли советские гарнизоны. Авиабаза Баграм служила центром советских ВВС в стране, и этот же аэродром был базой американцев - до того момента, когда их авиация улетела посреди ночи, не предупредив афганских партнеров.

Американцы не понимали культуру и обычаи сельского Афганистана, а талибы знали их, как свои пять пальцев. “Мы ни разу не провели ночь в афганской деревне”, - говорит Джонсон, имея в виду американский контингент. Сам исследователь подчеркивает, что провел много времени в деревнях.

“Военная мудрость гласит, что практически невозможно победить сельских повстанцев в преимущественно аграрной стране, контролируя города. Советские [руководители] со временем выучили этот урок; видимо, Соединенным Штатам это еще только предстоит”, - говорилось в его статье десятилетней давности.

Невежество и безразличие американцев к афганской деревне выражалось не только в военных стратегиях, но и в полном провале американской пропаганды, уверен историк.

“Наши информационные операции были крайне наивными, потому что мы не понимали Афганистан на том уровне, который нужен, чтобы привлечь сельское население на свою сторону. В этом реальная причина нашего поражения”.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Правозащитники утверждали, что жертвами операций войск США против боевиков становятся и мирные жители

Военная доктрина США гласит, что в конфликтах с повстанцами военные действия лишь на 20% определяют исход, а на 80% он зависит от информационных и политических факторов. Но успех американской операции с ее ночными рейдами (тактика “kill/capture”) всегда измерялся числом убитых и захваченных боевиков, говорит историк.

“Что бы там ни говорили [Стэнли] Маккристал или [Дэвид] Петреус, нашим мерилом успеха были мешки с трупами”, - добавляет Джонсон. Он имеет в виду двух генералов, командовавших коалиционными войсками в 2009-2011 годах, когда администрация Обамы резко увеличила численность американских войск в Афганистане в ответ на новые атаки талибов.

Талибы, наоборот, методично работали с местными населением. “Типичный нарратив [талибов]: ваши деды победили Советский Союз, ваши предки до них трижды побеждали британцев, и мы победим неверных, которые пришли разрушить наши традиции и обратить нас в христианство”, - рассказывает Джонсон, написавший книгу о пропаганде талибов, и добавляет, что талибы использовали и многие другие темы.

По его словам, талибы отправляли в деревни своих проповедников, которые заранее согласовывали между собой основные идеи своих речей. Эти муллы проповедовали во время пятничной молитвы и оставались в деревнях на неделю, иногда на десять дней, пытаясь склонить местных жителей к поддержке “Талибана”.

Если муллы уходили ни с чем, в деревню заходили вооруженные боевики, захватывали заложников и требовали от мужчин присоединиться к их движению.

Развитие взглядов ведущих стран НАТО на применение вооруженных сил Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

Почему в современных войнах так редки воздушные бои?

Самолет F-15 американских ВВС

Несмотря на то, что Голливуд любит в своих фильмах изображать воздушные поединки, в современных конфликтах они случаются все реже.

В XX веке пилотов, которые вели счет сбитым вражеским машинам на десятки, называли асами.

В Соединенных Штатах пилот, сбивший пять самолетов противника, уже считается асом. Но в ВВС США даже таких сейчас нет…

Как "Талибан"* захватил контроль над районами и центрами провинций

Серия карт, показывающих, как менялась власть в провинциях Афганистана

Серия карт, показывающих, как менялась власть в провинциях Афганистана в июле-августе 2021

Источник: Би-би-си. Провинции указаны в границах, определенных в 2005 г. * "Талибан" признан террористической организацией в России и запрещен.

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Зайцев Александр Александрович

В данной статье раскрыто развитие взглядов ведущих государств НАТО на применение вооруженных сил . Основным тезисом, определяющим эти взгляды, является исключение вероятности возникновения крупномасштабной войны в современных условиях мирового развития. Это потребовало изменения подходов военно-политического руководства ведущих стран НАТО на ведение войн, стратегию и тактику, формы и способы применения вооруженных сил . Обобщение существующих за рубежом взглядов на сущность и характер современных военных конфликтов и конфликтов будущего позволяют сделать вывод о том, что при уменьшении вероятности развязывания широкомасштабной войны с применением ядерного оружия вероятность возникновения военных конфликтов регионального и локального характера не снизится

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Афганские уроки: почему США повторили ошибки СССР?

Перед мечетью в Мазари-Шарифе

Но США годами игнорировали реальное положение дел, повторили все ошибки советской оккупации Афганистана и никогда не пытались понять культуру и обычаи страны, считают ведущие американские эксперты.

Вашингтон проиграл талибам в информационной войне и не смог убедить своего союзника - Пакистан - прекратить поддержку “Талибана” (запрещенная в России террористическая организация).

Вернувшись из Кандагара, Джонсон писал, что США повторяют все ошибки советской оккупации и предсказал падение нового режима после вывода американских войск.

“Соединенные Штаты поставили марионетку [в кресло президента] и начали непопулярную трансформацию общества, точно так же, как сделал СССР более 30 лет назад”, - говорилось в статье 2011 года, написанной им в соавторстве с коллегой из Военного колледжа армии США.

Они предупреждали, что боеспособность афганской армии вызывает сомнения, а инициативы национального примирения, которые спонсирует Вашингтон, воспринимаются как признак слабости и только укрепляют решительность талибов.

В предисловии к статье говорится, что авторы консультировали высокопоставленных американских чиновников. Никаких признаков того, что к ним прислушались, нет.

“Мы не строили политику на основе уроков, извлеченных из советского вторжения. Мы не провели работу над ошибками”, - считает Джонсон.

Подпись к фото,

Уровень грамотности среди женщин в Афганистане - один из самых низких в мире

В Вашингтоне не хотели изучать уроки советского поражения, соглашается в разговоре с Би-би-си Марк Кац, профессор университета Джорджа Мейсона.

Как и Джонсон, он еще в 2014 году предупреждал, что Вашингтон идет по тому же пути, который привел к выводу советских войск и падению промосковского правительства.

“Советский Союз и Америка по-настоящему не понимали [афганское] общество, они просто не пытались. Не то чтобы у нас обоих не было экспертов по Афганистану - они были, - говорит Кац. - Но люди во власти считали, что они понимают, что нужно делать”.

В 2019 году Washington Post опубликовала материалы правительственного аудита войны в Афганистане, частью которого были интервью с военными, дипломатами и их советниками.

“У нас не было глубокого понимания Афганистана - мы не знали, что мы делаем. Чего мы пытались добиться? У нас не было ни малейшего представления о том, за что мы взялись”, - признавался в разговоре с аудиторами генерал Дуглас Луте, советник по Афганистану в администрациях Буша и Обамы.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Зайцев Александр Александрович

Новая сущность войны в XXI В. И ее отражение в военной доктрине Российской Федерации Угрозы современного мира Концепция войн шестого поколения в контексте международной безопасности Кальдера безопасности современной России Военный потенциал и экономические ограничения российской армии i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы. i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Развитие взглядов ведущих стран НАТО на применение вооруженных сил»

А. А. Зайцев, профессор (ФГШ Республики Беларусь)

РАЗВИТИЕ ВЗГЛЯДОВ ВЕДУЩИХ СТРАН НАТО НА ПРИМЕНЕНИЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ

В данной статье раскрыто развитие взглядов ведущих государств НАТО на применение вооруженных сил. Основным тезисом, определяющим эти взгляды, является исключение вероятности возникновения крупномасштабной войны в современных условиях мирового развития. Это потребовало изменения подходов военно-политического руководства ведущих стран НАТО на ведение войн, стратегию и тактику, формы и способы применения вооруженных сил. Обобщение существующих за рубежом взглядов на сущность и характер современных военных конфликтов и конфликтов будущего позволяют сделать вывод о том, что при уменьшении вероятности развязывания широкомасштабной войны с применением ядерного оружия вероятность возникновения военных конфликтов регионального и локального характера не снизится

Ведение. Современное военное искусство и военно-техническая политика нашего государства во многом (если не в основном) зависят от взглядов военно-политического руководства (ВПР) зарубежных государств на применение вооруженных сил. В современных условиях основным тезисом, определяющим эти подходы, является исключение вероятности возникновения крупномасштабной войны, которая бы потребовала высшего напряжения сил и полного задействования военного потенциала сторон.

Основная часть. Правильность данного тезиса подтверждают следующие сложившиеся факторы: недосягаемое военное превосходство США над любым потенциальным противником; сдерживающий эффект имеющегося у ряда государств ядерного оружия; высокая затратность масштабного применения военной силы; наличие условий эффективного достижения политических и стратегических целей с использованием несиловых методов; наличие так называемых «ассиметричных угроз» и вызовов со стороны потенциальных противников, нейтрализация которых требует адекватных подходов, зачастую не предполагающих широкого применения военной силы.

Учитывая малую вероятность возникновения крупномасштабной войны, ВПР США и НАТО на основе обобщения опыта конфликтов последнего времени определило следующие подходы в области применения вооруженных сил: отказ от крупных военных кампаний (например, в Ираке и Афганистане) вследствие затратности масштабного применения военной силы; подготовка вооруженных сил

к ограниченным по масштабам «нетрадиционным войнам» при одновременном сохранении потенциала противодействия мощным противникам; в рамках обеспечения «жизненно важных интересов США» предпочтительное использование несиловых методов как стимулирующего, так и принудительного характера.

Несмотря на кажущуюся миролюбивую направленность политики США и НАТО, как показывает практика, актуальность военно-силовых методов обеспечения национальной безопасности, достижения политических, экономических и других целей вряд ли снизится. По опыту прошедших локальных конфликтов прослеживаются общие закономерности применения вооруженных сил.

На первом этапе, как правило, осуществляется организованное применение средств воздушного нападения, однако не в форме воздушной кампании (воздушной наступательной операции), а в виде систематических боевых действий авиации, осуществляемых на адаптивной основе в зависимости от развития ситуации и складывающихся условий обстановки. Важное значение придается избирательности поражения объектов путем применения высокоточных боеприпасов авиацией и беспилотными летательными аппаратами, а также крылатыми ракетами воздушного и морского базирования.

Сухопутные группировки задействуются, когда противнику нанесен урон, при котором он теряет способность к сопротивлению и не может воспрепятствовать их вводу. Соответственно, применение сухопутных группировок

ISSN 1683-0377. Трулы БГТУ. 2014. № 5. История, философия, филология

в таких условиях не может иметь линейного характера и четко определяемых в пространственных и временных категориях параметров. В армиях западных государств, в первую очередь США, имеющих в этом плане большой опыт, уже разработаны специальные наставления и полевые уставы в части подготовки сухопутных подразделений к подобного рода боевому применению (БЫ 3-24 «Контрповстанческие действия», БЫ 3-07 «Стабилизационные операции», БЫ 3-0 «Операции»). При этом речь идет не только о специальных тактических приемах борьбы с «ирререгулярным противником», но и о качественно новом, адаптированном к потребностям и условиям данной борьбы уровне оснащенности как отдельного военнослужащего, так и подразделений.

Изменение характера войн и вооруженных конфликтов с очевидным акцентом на «асимметричные действия» привело к повышению роли сил специальных операций (ССО) в достижении целей вооруженной борьбы. Анализ применения ССО в последних вооруженных конфликтах позволяет сделать вывод о расширении масштабов их задействования и увеличении объема решаемых задач. Практически все государства, входящие в НАТО, в вооруженных силах имеют компонент ССО, включающий как разведывательно-диверсионные формирования, так и формирования для ведения психологических операций и связи с гражданской администрацией.

Особую значимость в современных условиях приобрело информационное противоборство. На сегодняшний день это наиболее динамично развивающаяся сфера. Информационные аспекты (добывание информации и воспрещение получения ее противником, информационное воздействие, информационная защита своих войск и информационный маневр) стали характерны для всех видов операций. Превосходство в средствах, методах, приемах и скорости обработки информации, качестве ее анализа и оценки становятся решающим фактором, способствующим внезапности, захвату и удержанию инициативы, достижению успеха, предотвращению нежелательных событий.

В рамках развития взглядов ВПР США на применение вооруженных сил принята стратегическая концепция «Единая перспектива - 2020», предусматривающая на основе достижения информационного превосходства реализацию трех новых оперативно-стратегических концепций: господствующий маневр, высокоточное сражение (бой) и всеобъемлющая защита.

В перспективе на характер вооруженной борьбы будут оказывать все большее влияние автоматически действующие (автоматизированные) системы оружия, вытесняющие человека

из непосредственного участия в сражениях и боях. Ставка будет делаться на стратегические системы, включающие достаточное количество высокоточных информационных, ударных и оборонительных сил и средств. Основные усилия в борьбе с противником будут направлять не на физическое уничтожение каждой единицы оружия, а на вывод из строя (поражение) ключевых объектов, на разрушение их единого боевого и информационного потенциала, источников интеллекта, каналов навигации, наведения, систем и средств управления в целом.

Наращивание военного превосходства США и их союзников над остальными странами, появление и массовое принятие на вооружение новых образцов ВВТ, развитие теории применения вооруженных сил, по мнению зарубежных исследователей, повлекут за собой серьезные изменения в стратегии и тактике. На них будут оказывать большее воздействие факторы гуманитарного характера. Так, для ведущих стран мира становятся неприемлемыми потери среди личного состава, не говоря уже об угрозе безопасности своего гражданского населения. Кроме того, начиная боевые действия, будущему победителю придется думать и о побежденных: жертвы среди мирных граждан могут вызвать серьезный международный резонанс, спровоцировать массовое движение сопротивления, а разрушение экономики чревато превращением побежденной страны в территорию постоянной нестабильности. Критическое значение приобретет и временной фактор, так как затягивание боевых действий ведет к потере инициативы, риску расширения конфликта как по территории, так и по составу участников, к повышению экономических, моральных и политических издержек.

С учетом новых условий и факторов военная стратегия сильного при действиях против слабого будет ориентирована не на разгром противника в ходе одной крупномасштабной кампании, а на его последовательное ослабление за счет сочетания серии ограниченных по масштабам и времени операций с мероприятиями политического, экономического и информационного характера. Это снизит вероятность выхода ситуации из-под контроля и необратимой дестабилизации обстановки, вызовет у противостоящей стороны чувство безысходности и убедит ее принять условия победителя.

Понятие театра войны утратит свое исключительно географическое значение и будет восприниматься как боевое пространство, объединяющее участки суши и акватории, часто разделенные сотнями километров, атмосферу, космос, а также информационную среду.

Воздушно-космическое пространство будет широко использоваться для нанесения ударов

и обеспечения действий войск (сил). В ходе воздушно-космических операций противнику будет наноситься наибольший ущерб, поэтому по своему значению они начнут доминировать над действиями сухопутных войск.

Вывод из строя системы управления рассматривается в качестве важного условия нанесения противнику поражения. Еще до начала военных действий должно быть завоевано полное информационное превосходство, а с их началом ставится задача достичь молниеносного стратегического и оперативного паралича управления. Массированному психологическому воздействию подвергнется в первую очередь ВПР, военнослужащие и гражданское население противника для подталкивания их к сознательному или спонтанному совершению определенных действий.

Высокая эффективность средств поражения и динамика изменения обстановки в ходе вооруженной борьбы повысят значимость упреждающей разведывательной информации. Для снижения временной задержки между получением информации и ее реализацией средства разведки и поражения будут интегрироваться в единые системы телекоммуникационными сетями, связывающими пространственно распределенные элементы.

Изменится последовательность разгрома противника: если раньше оно начиналось с решительного наступления на приграничные группировки сухопутных войск, то перспективные средства поражения позволят уже в ходе первой операции вывести из строя важнейшие элементы системы административного и военного управления, оборонно-промышленного комплекса, транспорта и энергетики на всей территории страны.

Качественно новые требования к мобильности, скрытности, гибкости, оснащенности и профессионализму боевых подразделений повлекут за собой дальнейшие изменения системы их всестороннего обеспечения. Гражданский персонал будет более активно привлекаться к решению вспомогательных задач, которые всегда относились к компетенции военнослужащих: обслуживание техники, доставка грузов, охрана и эксплуатация военных баз. Проведение операций на враждебной территории станет невозможным без военно-гражданского компонента, готового участвовать в восстановительных работах в интересах местного населения, решать первоочередные гуманитарные проблемы, поддерживать общественный порядок, воссоздавать лояльные местные органы самоуправления.

Тактика действий участников конфликтов будет определяться отношением их возмож-

ностей. Более сильная сторона попытается максимально реализовать свое техническое преимущество, нанося противнику удары без вхождения в его зону поражения. На «мозаичном» поле боя станет необходимым передавать значительную часть сил и средств, а также командных полномочий на уровень больших автономных групп и подразделений. Слабейшая сторона попытается обезопасить свои силы от ударов с использованием ВТО, рассредоточив их в густонаселенных урбанизированных районах, местах выращивания сельскохозяйственных культур. При ведении боевых действий против более сильного противника ставка будет делаться не на разгром его вооруженных формирований, а на моральное подавление, нанесение регулярного ущерба путем совершения диверсий, обстрелов, действий из засад, ведения «минной войны».

Заключение. Таким образом, обобщение существующих за рубежом взглядов на сущность и характер современных военных конфликтов и конфликтов будущего позволяет сделать вывод о том, что при уменьшении вероятности развязывания широкомасштабной войны с применением ядерного оружия вероятность возникновения военных конфликтов регионального и локального характера не снизится. В новых условиях для реализации эффективной политики сдерживания необходим более широкий спектр соответствующих сил и средств, включающих как ядерное (Российская Федерация), так и обычное высокоточное оружие, гарантирующих нанесение противнику ощутимого ущерба. Кроме того, быстро меняющаяся обстановка потребует при отстаивании национальных интересов прибегать не только к сдерживанию потенциальных агрессоров, но и своевременному ведению превентивных действий, для чего необходимо совершенствовать свое военное искусство, вооружение и технику.

1. Круглов В. В., Сосновский М. Е. О тенденциях развития современной вооруженной борьбы // Воен. мысль. 1998. № 2 . С. 39-45.

2. Евдаков В. И., Мещеряков С. Д. Характерные черты и особенности войн начала XXI века // Вестн. Акад. воен. наук. 2008. № 3 (24).

3. Паршин С. А. Современные тенденции трансформации сухопутных войск США. М.: ЛЕНАНД, 2011. 270 с.

4. Паршин С. А., Горбачев Ю. Е., Кожанов Ю. А. Современные тенденции развития теории и практики управления в вооруженных силах США. М.: ЛЕНАНД, 2009. 272 с.

Уроки войн в Персидском заливе

В отчете Центра стратегических и бюджетных оценок ВМС США (CSBA) за 2015 год говорилось, что с начала 90-х в воздушных боях было сбито 59 самолетов противника, большинство из них - во время первой войны в Персидском заливе.

Когда в 2015 году турецкий истребитель сбил российский СУ-24 вблизи сирийской границы, разразился настоящий международный дипломатический скандал.

"Эра воздушных боев практически канула в лету, - считает научный сотрудник Королевского объединённого института оборонных исследований Джастин Бронк, специализирующийся на боевой авиации. - После совершенно непропорционального соотношения побед и поражений, достигнутого ВВС США и американской корабельной авиацией в ходе первой войны в Персидском заливе, режимы, против которых воюют США и их союзники, крайней редко оказывают им сопротивление в воздухе, поскольку знают, чем это закончится".

В той войне в начале 1991 года Ирак потерял в воздушных боях с самолетами коалиции 33 машины. В ответ, по данным CSBA, военно-воздушные силы Ирака сбили всего один самолет коалиционных сил (F-18) .

Этот урок привел к тому, что многие страны отказались от соперничества с США и их союзниками за господство в воздухе.

Читайте также: